укр

Не можна відкладати прийняття Закону

29 06 2004

Стаття доступна тільки в російській версії:

Сегодняшние реалии международного общения и сотрудничества украинских граждан, предприятий и организаций настоятельно требуют надлежащего законодательного регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом. В контексте общей реформы гражданского, семейного, трудового права, а также процессуальных правоотношений, в настоящее время осуществляемой на Украине, особое значение имеет вопрос правовой регламентации гражданско-правового статуса иностранцев и лиц без гражданства, их процессуальной право- и дееспособности. Не менее актуален вопрос правового регулирования коллизионных проблем — разграничения компетенции украинского и иностранного права в ситуациях, когда несколько правовых систем «претендуют» на регулирование одних и тех же правоотношений с иностранным элементом (внешнеэкономические связи, наследственные и брачно-семейные отношения с участием иностранных граждан, трудоустройство иностранцев на Украине и т.п.).

Действующее украинское законодательство лишь в незначительной степени способно ответить на вопросы, возникающие в ходе регулирования частноправовых отношений с участием иностранных субъектов. При этом сама нормативная база в данной области безнадежно устарела и не отражает существующих реалий. Разумеется, такое положение вещей нельзя признать удовлетворительным. По этой причине исключительно актуальна скорейшая кодификация международного частного права (МЧП) Украины.

Общие тенденции

Вторая половина ХХ столетия характеризовалась настоящим бумом законодательной работы в сфере МЧП. При этом, как многие справедливо отмечали, «престижность» кодификации МЧП обусловлена неизбежной тенденцией, «в основе которой лежит объективный процесс глобализации экономической и социальной жизни» (Международное частное право: иностранное законодательство. — М.: Статут, 2001. — С. 35). Как известно, на общем фоне кодификационных процессов выделяется три основных подхода к законодательному закреплению норм МЧП:

— принятие специальных комплексных законов, регулирующих общие вопросы применения иностранного права, содержащих коллизионные нормы, а также, в ряде случаев, нормы международного гражданского процесса (автономная кодификация МЧП);

— закрепление положений МЧП в отраслевых нормативных актах, как правило, гражданских и семейных кодексах, кодексах торгового мореплавания и т.д. (отраслевая кодификация). Этот подход — наследие эпохи первых, принятых еще в ХІХ веке, гражданских кодексов Франции, Италии и Германии, которые включали разделы (или вводные законы), посвященные вопросам МЧП. Позже законодательный опыт Франции переняли некоторые страны романской семьи права, а также бывшие французские колонии;

— включение коллизионных норм и других положений МЧП в отдельные законы (о статусе иностранцев, внешнеэкономической деятельности, режиме иностранного инвестирования и т.п.) — вариант, исторически себя не оправдавший и постепенно отмирающий в ходе кодификации МЧП.

Таким образом, на сегодня законодательное регулирование в сфере МЧП осуществляется, главным образом, двумя путями — отраслевой и автономной кодификацией. При этом можно утверждать, что принятие отдельных законов об МЧП и международном гражданском процессе стало одной из ведущих законодательных тенденций последних лет. В чем же преимущества этого варианта кодификации?

Превосходство автономной кодификации

Анализ истории законотворчества в сфере МЧП показывает: постепенное отделение законодательства о международном частном праве от актов гражданского и семейного законодательства неизбежно. Этот процесс логичен и последователен, имеет достаточно убедительное доктринальное обоснование и воспринимается законотворческой практикой. Специальные законы об МЧП имеют четкую структуру, позволяют осуществить комплексный подход к регулированию сложнейших проблем отрасли права, которую называют «высшей математикой юриспруденции». Применение таких законов является более удобным и эффективным.

Сегодня большинство исследователей проблем международного частного права исходят из того, что МЧП имеет свой особый предмет — частноправовые (цивилистические) отношения, осложненные иностранным элементом, а также свои методы регулирования, не свойственные другим отраслям права (например, коллизионный метод). Основу науки МЧП составляет учение об экстерриториальном применении законов и разрешении коллизий между различными правопорядками. Поэтому МЧП ни в коем случае нельзя рассматривать как подотрасль или институт гражданского права. Соответственно логично, с позиции законодательной техники и эффективности правового регулирования, иметь отдельное законодательное регулирование в этой области.

Сторонники отраслевой кодификации коллизионного права (включение в гражданские, семейные и прочие кодексы норм о разрешении коллизий с иностранным правом в соответствующих правоотношениях) не принимают во внимание факт наличия в МЧП общих положений, определяющих порядок применения как иностранного права, так и самих коллизионных норм. Это положения о правовой квалификации, обратной отсылке и отсылке к праву третьей страны, оговорка о публичном порядке, запрет обхода закона и пр. Такие нормы применяются как в коллизионном регулировании, так и при решении вопросов международного судопроизводства. Поэтому их место — в едином комплексном законе об МЧП. Отсутствие таких положений в отраслевых кодификациях МЧП неизбежно приведет к неправильному применению коллизионных норм. Дублирование же их в различных нормативных актах усложнит механизм коллизионного регулирования и запутает отечественных судей, и без того не слишком благосклонно относящихся к разрешению коллизионных вопросов.

Характерной тенденцией кодификации международного частного права во многих странах стало включение в законы об МЧП разделов, посвященных вопросам международного гражданского процесса: гражданская процессуальная право- и дееспособность иностранцев, международная подсудность, выполнение поручений иностранных судов, признание и исполнение иностранных судебных решений. Эти, безусловно, важные институты тесно связаны с институтами коллизионного регулирования и подчиняются общим правилам МЧП. Поэтому они становятся органичной частью комплексных законов об МЧП, в то время как включение этих, по сути, процессуальных норм в гражданские кодексы является нелогичным.

Положительные черты автономной кодификации можно перечислять достаточно долго. При таком варианте подхода к кодификации создается единая система коллизионных норм, что позволяет избежать противоречий и устранить пробелы в правовом регулировании. Уменьшается законодательный массив в целом, поскольку после вступления в силу закона об МЧП коллизионные нормы, содержащиеся в многочисленных нормативных актах, утрачивают силу. Упрощается работа судов с единым законом, в котором собраны все коллизионные нормы, вместо многочисленных нормативных актов.

Идею автономной кодификации поддерживают многие современные исследователи МЧП. Например, в России, законодательство которой пошло по пути отраслевой кодификации МЧП, в доктрине анализируются недостатки такого подхода и обращается внимание на тот факт, что отсутствие единого кодификационного акта по вопросам МЧП негативно влияет на правоприменение в данной сфере, ведет к противоречиям и пробелам в правовом регулировании, а также к дублированию аналогичных положений (Гаврилов В. Международное частное право. — М., 2000. — С. 35). Л. Ануфриева отмечает, что стремление государств иметь единый законодательный акт по вопросам МЧП является современной тенденцией в развитии этой отрасли (Ануфриева Л. Международное частное право. Общая часть. — М., 2000. — С. 140). Принять в России отдельный закон под названием «Основы международного частного права» предлагает известный специалист в этой области Г. Дмитриева (Международное частное право. Под ред. Дмитриевой Г. — М., 2000. — С. 87).

Статистика кодификационных процессов в сфере МЧП говорит сама за себя. Одним из первых отдельных актов, посвященных проблемам коллизии законов, стал японский Хорей (Закон о применении законов), принятый в 1898 году и реформированный в 1989-ом. В 1938 году Закон о конфликте законов был принят в Таиланде. Во второй половине ХХ и начале ХХІ веков автономные законы по вопросам МЧП были приняты в Чехословакии (1963 год), Албании (1964 год), Польше (1965 год), Южной Корее (1969 год), ГДР (1975 год), Австрии (1978 год), Венгрии (1979 год), Югославии (1982 год), Турции (1982 год), ФРГ (1986 год), Швейцарии (1987 год), Румынии (1992 год). В 1995 году в Италии был принят Закон о реформировании итальянской системы МЧП, таким образом, итальянский законодатель отказался от принятой раньше схемы «отраслевой кодификации». Немного позже законы об МЧП были приняты в Лихтенштейне (1997 год), Венесуэле (1998 год) и Словении (1999 год).

Многие страны, где кодификация гражданского права происходила под сильным влиянием французского кодекса, тоже пересматривают свои позиции. Например, для Мадагаскара положения МЧП урегулированы Ордонансом 1962 года относительно общих положений внутреннего права и международного частного права. В Тунисе с марта 1999 года действует Кодекс международного частного права, принятый в 1998 году.

Закон 1995 года об МЧП (различные положения) имеется даже в Великобритании, правовая система которой в принципе не приветствует идею кодификации. Правда, данный Закон регулирует лишь отдельные аспекты МЧП. В Австралии действует Закон Нового Южного Уэльса о выборе права (1993 год); также подготовлен проект единообразного Закона о выборе права. Немалый интерес ученых, законодателей и работников юстиции вызвал проект Закона об МЧП Аргентины.

Тенденция автономной кодификации не обошла и постсоветские государства. Хотя идея отдельной кодификации МЧП, в принципе, не нова — первый проект закона СССР о международном частном праве был разработан еще в 70-е годы прошлого столетия во Всесоюзном НИИ советского законодательства — к воплощению этой идеи в жизнь бывшие советские республики пришли уже после распада СССР. В 1998 году отдельный Закон об МЧП был принят в Грузии, в 2000-ом — в Азербайджане. В апреле 2002 года вступил в силу Закон о международном частном праве Эстонии. В Российской Федерации, Армении, Беларуси, Казахстане, Киргизии и Узбекистане законодательство об МЧП пока что развивается в русле отраслевой кодификации — общие положения МЧП и коллизионные нормы включены в гражданские кодексы. Таким образом, «за бортом» остаются многие институты коллизионного права, а также нормы международного гражданского процесса. Вполне вероятно, что практика применения норм МЧП в этих странах докажет необходимость принятия комплексных правовых актов в этой области.

Ситуация на Украине

Сегодня украинское законодательство об МЧП находится в подвешенном состоянии. Как известно, до недавнего времени отдельные положения о регулировании коллизионных вопросов содержались в Гражданском кодексе (ГК) Украинской ССР, Кодексе о браке и семье, Кодексе торгового мореплавания, Законе Украины «О внешнеэкономической деятельности», законодательстве об иностранном инвестировании и некоторых других законодательных актах. Отсутствие единого закона об МЧП было типичным признаком постсоветской правовой системы, которая очевидно не отвечала потребностям международного частноправового оборота.

При разработке проекта нового ГК Украины нормы МЧП и международного гражданского процесса предлагалось включить в кодекс в виде Книги VIII. Однако перед окончательным принятием ГК Украины эта Книга была исключена из текста. В соответствии с пунктом 3 Переходных положений нового ГК, Кабинету Министров Украины было предписано разработать и подать на рассмотрение Верховного Совета Украины проект Закона Украины о международном частном праве.

Такой проект разработан и зарегистрирован в Верховном Совете еще в октябре 2002 года. Проект включает три раздела: общие положения, коллизионное право и международный гражданский процесс. При подготовке проекта Закона об МЧП за основу была взята Книга VIII проекта ГК Украины, доработанная с учетом новейших достижений науки МЧП и законотворчества в этой области во многих странах мира. Таким образом, проект стал унифицированным актом, включающим все нормы и институты законодательства, касающиеся данной сферы, а также учитывающим новеллы МЧП. В нем предусмотрены коллизионные нормы, затрагивающие не только гражданско-правовые отношения, но и семейно-правовые, трудовые, процессуальные. Проект должен стать одним из немногих законов об МЧП, в которых четко определена сфера применения законодательства о международном частном праве, а также содержатся определения таких важных терминов, как «частноправовые отношения» и «иностранный элемент». Сегодня эти понятия могут быть разве что предметом доктринального или судебного толкования.

В связи с принятием Закона Украины об МЧП должны быть упразднены соответствующие положения Семейного кодекса Украины о применении иностранных законов о браке и семье на Украине, части статьи 6 Закона Украины «О внешнеэкономической деятельности», касающиеся коллизионных вопросов, и другие содержащиеся в отраслевых законах коллизионные нормы.

Сегодня очевидно, что рассмотрение проекта существенно задерживается. На данный момент проект прошел первое чтение. 18 ноября 2003 года постановлением Верховного Совета проект был принят за основу и передан в Комитет ВСУ по вопросам правовой политики на доработку с учетом предложений и замечаний, высказанных при его обсуждении.

Задержка с принятием этого закона негативно влияет на эффективное функционирование судебной системы Украины. С одной стороны, действующее украинское законодательство позволяет судам в определенных случаях применять законы других государств. Примером может служить статья 4 Хозяйственного процессуального кодекса Украины. Имеются также разъяснения судебных органов по вопросам правоприменения в частноправовых отношениях с иностранным элементом (например, разъяснение Президиума Высшего хозяйственного суда Украины о некоторых вопросах практики рассмотрения дел с участием иностранных предприятий и организаций от 31 мая 2002 года). С другой же стороны, по сути, сам порядок разрешения национальными судами коллизионных вопросов и применения иностранных законов действующим законодательством Украины определен лишь для некоторых случаев. Основными законодательными актами Украины, регулирующими, тем не менее, лишь отдельные коллизионные вопросы, сегодня являются Семейный кодекс и Закон о внешнеэкономической деятельности.

Очевидно, что подобное фрагментарное регулирование не соответствует сложившимся в современном международном частноправовом обороте стандартам и механизмам разрешения коллизионных проблем и прочих вопросов международного частного права.

Во-первых, как отмечалось выше, разрозненность коллизионных норм никоим образом не способствует быстрому и правильному решению судами вопросов МЧП. Во-вторых, факт наличия пробелов, которых в украинском законодательстве об МЧП стало еще больше после утраты силы Гражданским кодексом УССР 1963 года, в особых комментариях не нуждается. В-третьих, до сих пор нет действующего законодательного акта, который регламентировал бы общие вопросы действия коллизионных норм (квалификация, отсылка, предварительный вопрос, публичный порядок и пр.). Остаются неурегулированными положения международного гражданского процесса. Лишь частично эти вопросы нашли отражение в новом Гражданском процессуальном кодексе, который, как известно, еще не вступил в силу.

Стоит ли говорить о том, что в таких законодательных условиях надлежащая защита прав и законных интересов иностранных граждан и юридических лиц в украинских судах фактически невозможна. Практика применения иностранных законов сегодня известна разве что Международному коммерческому арбитражному суду при Торгово-промышленной палате Украины. Отечественным же судьям общих и хозяйственных судов не хватает не только практики разрешения коллизионных вопросов и применения иностранного права, но зачастую также и специальных знаний в области международного частного права. К этому сейчас добавляется отсутствие комплексного закона, который не только содержал бы ответы на большинство вопросов рассмотрения споров из правоотношений с иностранным элементом, но и прямо бы обязывал суд в предусмотренных случаях применять иностранное право.

Неудивительно, что при таком положении вещей часто имеют место случаи правового нигилизма в отношении применения национальными судами иностранного права. Украинские судьи порой предпочитают не вдаваться в детали поиска надлежащей коллизионной нормы и установления содержания иностранного права. Действительно, гораздо проще, не особо себя утруждая, все подчинить только национальному закону. Однако такой, строго «территориальный», подход был присущ только советскому правосудию («наше законодательство лучше всех») и давно уже отвергнут в европейском правосознании. При таком подходе страдают законные интересы как украинских, так и иностранных граждан и субъектов предпринимательской деятельности.

В моей практике в качестве своеобразной коллекции «правового нигилизма» есть дела, рассматривавшиеся хозяйственными судами Украины, в которых суд отказывался без какой-либо мотивации применять материальное право других государств. Имели место и иные примеры, когда судьи глубоко вникали в суть правоотношений, действительно высокопрофессионально рассматривали споры и признавали обоснованным применение иностранного права. Но это скорее приятные исключения, свидетельствующие о наличии в судебном корпусе современно мыслящих и хорошо подготовленных судей. Однако в большинстве случаев судьи не желают обременять себя решением коллизии законов и действуют по принципу наличия только национального закона — lex fori — и полного игнорирования существования иных правовых систем.

Одной из основных причин такого поведения является отсутствие надлежащего законодательного регулирования вопросов международного частного права. Однако следует иметь в виду, что и на данном этапе неприменение судом коллизионной нормы в случаях, когда это предписано законом, а также неприменение или ненадлежащее применение иностранного права являются существенными судебными ошибками. Такие действия суда являются достаточным основанием для обжалования судебного решения в кассационном порядке. Сегодня, в условиях возрастания объема правоотношений с иностранным элементом, растет и уровень юридического обслуживания таких правоотношений. Поэтому отсутствие четких законодательных механизмов коллизионного регулирования в будущем обязательно прибавит работы судам кассационной инстанции. ***

С принятием Закона Украины «О международном частном праве» ситуация должна измениться к лучшему. Существующий на сегодня проект Закона об МЧП — это результат обобщения большого законодательного, научного и практического опыта Украины и многих других государств. Проект учитывает большинство прошлых законодательных ошибок и современных тенденций мирового развития в этой области юриспруденции. По нашему мнению, такой Закон однозначно будет способствовать оптимальной защите прав и интересов как национальных, так и иностранных физических и юридических лиц в украинских судах, что, безусловно, позитивно скажется на международном имидже Украины.
 
Автор: Василий Кисиль